Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

✔ ANTI-Vasmer, Max Julius Friedrich



В нашем сообществе АНТИ-ФАСМЕР в рубрике ОТКРЫТЫЕ ВОПРОСЫ ЭТИМОЛОГИИ собираются наиболее интересные вопросы и обсуждения участников сообщества.

Также для каждого автора публикаций в сообществе открыты под-странички, где можно увидеть отдельно все записи автора:

aaaaaaaaaaaa_a ; akhnaf ; akievgalgei ; arkhanahs ; askhara ; astranat ; aum-das ; batrakabrama_ok ; berrliner ; bskamalov ; cergeycirin ; fur_wenige ; hypershtopor ; glebgorb ; ich-neu-mon ; jaroslav_2 ; jescid ;lengvizd ; lepestriny ; linearleopard ; mamontenok888 ; matholimp ; maximus101 ; michael101063 ; moya_lepta ; mubarizoruc ; navyserge ; new_etymology ; nikola_rus ; popikov ; roouh ; rpsqn ; rus_sumer ; saraurs ; serjio_pereira ; svar46 ; s_yaroslav ; timofeyprostov ; trueview ; valeriy.osipov ; vedaveta ; viakviak ; yurate1 ; yuri_tulinov ; yyprst ; zdrager

Мы здесь всем рады и уважаем любые мнения. Только в спорах и обсуждениях рождается истина.

О словаре Фасмера:
[Spoiler (click to open)]
Макс Юлиус Фридрих Фасмер (Max Julius Friedrich Vasmer), родился 28(4) февраля 1886 в Санкт-Петербурге — скончался 30 ноября 1962 в Западном Берлине) — русский и немецкий лингвист, лексикограф, славист и балканист.

...В январе 1944 года в дом Фасмера [в Берлине] попала фугасная бомба. Сам учёный в это время находился в бомбоубежище, однако его библиотека и рукописи, включая картотеку для этимологического словаря, были уничтожены. Фасмер стал составлять картотеку заново, пользуясь библиотекой Славянского института. В 1945—1946 годах Фасмер сосредоточился на восстановлении словарной картотеки. До июня 1949 года Фасмер занимался сбором материала для словаря и восстановлением утерянных данных по памяти, а с 1949 года он начал обрабатывать рукопись словаря. Словарь издавался в гейдельбергском университетском издательстве «Carl Winter». Первый выпуск словаря вышел в 1950 году. Издание продолжалось до 1958 года отдельными выпусками, которые составили три тома.
Работа над переводом словаря на русский язык началась в 1959 году. Перевод был издан в 1964—1973 годах в Москве филологом-славистом Трубачёвым О.Н. Словарь вышел с исправлениями и дополнениями Трубачёва, в результате чего вырос больше чем на одну треть и составил уже четыре тома. После этого он несколько раз переиздавался.


На самом деле, труд Фасмер - гигантский труд для своего времени, но делал он его «по накатанной» - от себя у него не так там и много «вложено». Фасмер работал по следующим направлениям:
1) собирал однокоренные славянские слова (за что спасибо);
2) компилировал имеющиеся объяснения из нескольких (судя по большинству ссылок, не больше десятка) когда-то публиковавшихся словарей по этимологии славянских слов и
2а) расставлял акценты, из собственного понимания, что более правдоподобно, что менее.

Это крайне «сырая» работа, требующая всестороннего пересмотра и доработки.

АСТРАХАНЬ - что в имени твоём?



А́страхань - город у Каспийского моря, часто в Азовском Взятии (XVII в.); см. РФВ 56, 137 и сл. В др.-русск. грам. также Асторохань (ср. жит. Юлиан. Лазаревской; см. Гудзий, Хрест. 334), араб. Haǰǰ-Tarchan (Ибн-Ватута), ср.-лат. Agitarcan (XIV в.), по Бромбергу; см. FUF Anz. 26, 67. Кроме того, город имеет следующие названия: чув. Aśtarkan, Aśtarχan (Ашмарин, Чув. Сл. 2, 128), казах. Aidarχan, тат. Äčtärχan, крым.-тат. Ačtarχan, калм. Ädr̥χɔn; по мнению Рамстедта (KWb 25), – из тат., казах. Hadžitarχan; ср. также Радлов 3, 854; Фасмер, ZfslPh 1, 169. Ввиду современного тур. Hadžítarχan предположение Маркварта (UJb. 4, 271) о хазар. Rās Tarχan представляется маловероятным.
Трубачёв: Скорее всего, из тюрк. As-tarxan "начальник асов, алан" (в Хазарском каганате), т. е. первоначально, возможно, ставка аланского военачальника; см. Вернадский, For R. Jakobson, стр. 591; Абаев, Ист.-этимол. словарь, I, стр. 80.


Ср. Тьмутаракань (далёкий город "за семью морями");
[Spoiler (click to open)]Ср. Таррагона, Тарракон (портовый город в Испании).


1) Ср. ОСТРОГ (общесл.) - фортификационное сооружение, постоянный или временный населённый укреплённый пункт, обнесённый частоколом из заострённых сверху брёвен - связанный Фасмером с прил. острый.
Ср. также с "о-стережением", "о-стерегать", "стеречь", "о-строжно", "сторожить", "стража" + "держать".



Collapse )

Деление на «языковые семьи». Ответ оппоненту.




Язык одного народа всегда похож на язык другого примерно так, как похожи их языки во рту, хотя и они могут слегка различаться. Один темнее, а другой – краснее или длиннее. Но это мелочь. Такая же, как небольшие различия в произношении отдельных звуков (Г или Я вместо Ж и т.п). Даже в пределах одного национального языка речь одного человека всегда чем-то отличается от языка другого. Любимыми словечками и выражениями, особенностями ударения, тембром, темпом или выговором. И это тоже мелочь. Главное, что люди понимают друг друга и убеждены, что говорят на одном и том же языке.

Здесь стоит оговориться и уточнить термин «язык». Мы понимаем язык как совокупность средств общения, используемых ныне живущими и использовавшимися всеми их предками и пращурами. Именно такой язык мы называем общечеловеческим, планетарным, единым для всех. Эту же ситуацию можно перенести (экстраполировать) и на все языки планеты. Различий между ними множество.

В английском языке нет слова, похожего на русское ГОВОРИТЬ и с близким к нему значением, Так полагает наш оппонент nboa. Тут нам хотелось бы поправить коллегу, по-дружески избавить его от заблуждения. В английском языке есть даже не одно, а несколько слов с тем же корнем ВАР/ВОР, что и в слове ГОВОРИТЬ и с очень близкими значениями. Среди них и слово WORD «слово».

Любопытно в этой связи проследить, как передаются значения «лаять» и «лгать» в русском и английском языках. БРЕХАТЬ 1. «лгать»; 2. «лаять (о собаке). ЛАЙ русcк. «звук собачьего голоса». BARK англ. «собачий лай», «лаять». LIE англ. «ложь», «лгать». Назвать дублет созвучий БРЕХАТЬ/БА(Р)К, ЛАЙ русcк. / ЛАЙ англ. случайным язык не поворачивается. Да и чередование значений «лай»/ «ложь» этого не позволяют. Такое утверждение выглядело бы как откровенная брехня «грубая ложь».

Есть у англичан и слово CALL, близкое по смыслу и звучанию к русскому ГОЛОС или арабскому КАЛ «сказать».

Английское TALK соглашаются признать родственным русскому ТОЛКовать, но при этом не замечают, что русское говорить используют курды, что к этому русскому слову близко арабское ХАВАРА «вести диалог».

Что русское диалектное ГУТАРить (читайте Шолохова) – это же алжирское ГАДАРА «говорить» и общеарабское «реветь (об осле)».

Английское TELL близко по смыслу и звучанию к арабскому ТАЛА «говорить нараспев». И ещё десятки тысяч слов и корней английского языка, схожих со словами арабского. В том числе со значениями «глаз», «шея», «хороший», «звук» и прочими. Их-то куда деть, эти сходства?

А не вписываются они в стройную картину деления на языковые семьи из-за элементарной близорукости учёных. Это, мол, вижу, а вот этого не замечаю и замечать не хочу.

Collapse )

HUSBAND


[Spoiler (click to open)]
Ингуш.язык фусам/х1усам: дом
Ингуш.язык фусамда/х1усамда: 1 хозяин дома 2 глава семьи 3домовладелец

Чечен.язык х1усамда(husamda:): глава семьи
Чечен.язык х1усамден(husamdе:n): домовладельческий
Чечен.язык х1усамнана(husamna:na): домохозяйка, хозяйка дома
Чечен.язык хӏусам [хӏусаман, хӏусамна, хӏусамо, хӏусаме, й; мн. хӏусамаш, й] дом, жилище

ОТСЮДА
Английский язык husband: муж
Слово husband, муж.
Происходит от древнеанглийского husbonda, что значит «глава дома мужского пола».
Образовано из двух основ. Hus (соврем. house) + bondi (владелец дома, свободный владелец дома). Bondindi от buandi, причастие настоящего времени от слова bua, жить, обитать.
Начиная с XIII в. слово husband заменяет древнеанглийское слово wer, обозначавшее женатого мужчину.

Древнеанглийский язык husbonda: домовладелец
Древненорвежский язык Old Norse hūsbōndi: муж(владелец дома)

Ингуш.язык фусам/х1усам: дом
Чечен.язык х1усам: дом
Исландский язык Húsið: дом
Готский язык husum: дом
Proto-Germanic *hūsan: дом
Древнеангл.язык hus: дом
Норвежский язык hus: дом
Датский язык hus: дом
Шведский язык hus: дом
Древнефриз.язык hus: дом
Голландский язык huis: дом
Немецкий язык Haus: дом
Словенский язык hiša: дом

СЛОВО - не воробей, выпустишь... поженишься

СЛОВО (общесл. и ц.-сл.) = обещание: даю слово! держу слово!

Ср. belief [билиф] (англ.), Glaube [глаубе] (нем.), gelove [гелове] (арх. нидерл.), gilobo, giloubo [гилобо, гилоубо] (арх. нем.) - вера, в т.ч. религиозное воззрение; арх. доверие;
belyfan, geleafa, gelefa [белюфан, гелеафа, гелефа] (арх. англ.), gelyfan [гелюфан] (арх. нем.) - верить, доверить, доверять;
believe [билив] (англ.), glauben [глаубен] (нем.), gilobian, gilouben [гилобиан, гилоубен] (арх. нем.) - верить, перен. думать;
lof, luf [лоф, луф] (арх. сканд.) - разрешение, обещание;
lova [лова] (шв.), love [лове] (дат., норв.), beloven [беловен] (нидерл.) - обещать;
förlovning, trolovning [фёрловнинг, труловнинг] (шв.) - помолвка, обручение;
luba(ma), luba(da) [луба(ма), луба(да)] (эст.) - разрешать, дозволять; обещать, пообещать, посулить; luvata, lupautua [лувата, лупаутуа] (фин.) - обещать;
lupaus [лупаус] (фин.) - обещание;
luba [луба] (эст., ижор.), lupa [лупа] (фин., водск., карел.) - разрешение;
luottaa [луоттаa] (фин.) - доверять;
luovuttaa [луовуттаа] (фин.) - выдавать за муж;
lubić, lubiś [лубичь, лубишь] (лужицк., по Фасмеру) - давать обет;
шлюб (укр.) - брак.

Калька: поМОЛВка - и МОВА (слово, язык).



З.Ы. Фасмер слово СЛОВО привязал к созвучному СЛАВА. Это всё же разные слова, с различными семантическими полями. СЛАВА - См. Ave, Cesare! Au Tööle! Au Parteile!


З.З.Ы. СЛОВО <-> GELOVE [гелове] (арх. нидерл.), GILOBO, GILOUBO [гилобо, гилоубо] (арх. нем.) - ВЕРА.

Калька: WORD <-> ВЕРА:


✔ См. ДРУГ, УСТАВ, ИСТИНА, ПРАВДА, ВЕРА: https://new-etymology.livejournal.com/11367.html .

✔ См. далее СЛАВА vs. СЛОВО: https://new-etymology.livejournal.com/212802.html
AN

♥ Wahina - жена, mahina - месяц, ahi - огонь (гавайский)

✔ Ответ для yurate1 на комментарий :

© " Familia — семья одной женщины.
Насчёт палат спорить не буду. А полати, пол, поле,
полынь - от палить."

★★★ ОТВЕТ :

Я понял : femina ⇄ familia

Но:

Flammae, пламя — всё же вероятней для *flamilia - familia. Так же как и племя наверняка = пламя.

Не ставлю целью всё "аправергать!", самоструганых этимоложцев-опровергастов здесь и так over до х…я, но нащот приведённых примеров мне видится так:

☆ Полати от "лата", слега, жердь — настил на латах.
Полати - положенное на латы.

☆ Пол из *подл, он же польская "подлога"-пол. Podły в польском — "низкий"

☆ Поле, "polder" (голл.), field (eng) — чётко с суффиксом *-д/т , наверняка от "полоть".
Поле всегда надо полоть, с самого начала. Как только выжгли лес, уже надо сперва "прополоть" его от пней и корней.

☆ А вот полынь, жгучая трава, "пыль" как пепел от костра и "полено"-*па́лено — точно от "пылать".

В польском "по́пел" - пепел, popieł это более заметно — "попел" — "по палу", то что остаётся после паления.

✔ От так.
А щас, бля, начнут опровергать.

Чтоб я не написал, всегда начинают опровергать.

Ни хера не учили, знают на 3 копейки, верят во всякие "влесокниги", "эсто-аистов", "славяно-ариев", которые в одно и то же время и "этруски", и "кушаны", и подданные "египетского царя Гороха", но как опровергают !!

Я иногда думаю — как так получается что я порю одну чушь, и ничего кроме чуши? Если смотреть их глазами.


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

ЗАМЕЖ


Ингуш.язык заме: поезжанин за невестой со стороны же-ниха. чаще употребляется мн. число этого тер-мина - замеж|б|.
Ингуш.язык замеж: поезжане за невестой со стороны жениха
Ингуш.язык заме: свадебный участник
Ингуш.язык замей: свадебный
[Spoiler (click to open)]

Чечен.язык замо(zamo:): поезжанин
Чечен.язык замо [замочун, замочунна, замочо, замочуьнга, в; мн. замой, б] поезжанин (на свадьбе); замолах ваха пойти, поехать за невестой — о поезжанине


СВАДЕБНЫЙ ОБРЯД ЛУГОВЫХ МАРИЙЦЕВ
Первыми в дом заходили встречающие, затем поезжане: отец жениха с ритуальными угощениями, которые ставились на стол и оставались нетронутыми до благословения за столом; за ним следом все остальные участники свадебного поезда. В доме их встречала невеста, одетая в традиционное марийское платье, со своими родственниками и подругой — ончылшо́гышо ÿ́дыр (букв. «девушка, стоящая спереди»).


ингушка
Ингуш.язык маьре(мяри): замужем
Ингуш.язык маьре хилар: замужество
Ингуш.язык маьре яха: жениться, замужний
Ингуш.язык маьре яхар: свадьба
Отсюда
Английский язык marry: замужем
Английский язык marriage: свадьба
Английский язык married: замужество
Французский язык mariage: свадьба
от
Ингуш.язык маьр: мужа
Ингуш.язык маьр нана: свекровь
Ингуш.язык маьрйиша: золовка
Ингуш.язык мар: муж
Французский язык mari: муж
Кикуйю язык (Африка) morume: муж
Горномарийский язык мары: муж
Этрусский язык mar "муж"
Ингуш.язык мэйр: храбрый
мейрий-някъан: мейриевы, род и фамилия в ингушетии.
Отсюда МЭР,МАЙОР

ингушки
Чечен.язык замужество(ma:rе:): маре
пример: счастливое замужество – ирсен маре
Чечен.язык замужняя(ma:rе:ra): марера
пример: замужняя женщина – марера зуда
Чечен.язык замужем(ma:rеx’): марехь
пример: быть замужем – марехь хила
замужняя(ma:rеx’yolu): марехьйолу



ГIалгIай чокхи(ингушский костюм)
г
ингушка
В современном ингушском обществе от прежней формы одежды сохранилось немного. Национальный костюм девушка одевает только в день свадьбы. Он отличается особой пышностью.
Свадебное платье должно быть белого цвета. Это цвет чистоты, святости, благородства. Он связан с представлениями о светлом, добром, нравственном. Белый цвет ассоциируется с дневным солнечным светом, нравственной чистотой, считается олицетворением жизни и благополучия.

Весь ансамбль свадебного костюма имеет своё эстетическое наполнение, строится по законам гармонии частей и целого, меры во всём. Он состоит из приталенного нижнего платья - чура коч, т1ера коч - верхнего распашного платья, «на которое по обеим сторонам пришивались дото - серебряные нагрудники с каменьями; полщув - третье прозрачное платье, с глубоким вырезом по пояс, чтобы были видны нагрудники». Серебряные нагрудные застёжки обычно «нашивались непосредственно на борта платья от ворота до талии, иногда в 16 - 20 рядов», - пишут в своём исследовании Д.Чахкиев и Б. Абдулвахабова. С конца ХVIII века появились специальные нагрудники с застёжками. «В начале ХХ века застёжки или их имитации стали делать различной длины, сообразуясь с формой выреза платья, под которое надевали нагрудник. … Более ранние традиционные застёжки были чаще всего литыми, украшенными гравировкой, иногда чернью, полосками ложной зерни.

Позднее широкое применение нашла накладная филигрань; встречалось также украшение камнями или цветными стеклами. Появились застёжки с несколькими перехватами, акцентированными выступами или розетками, застёжки в виде изогнутых и распростёртых крыльев или хвостов и др… На технологию изготовления и характер украшения застёжек влияло и то, что Владикавказ был центром всего Северного Кавказа (Владикавказ был историческим, культурным и социально-экономическим центром ингушей до 1934 года – Д.З.), городом, где было много ювелирных магазинов, а также мастерских, в которых работали, главным образом, пришлые мастера – кубачинцы, лакцы, армяне» (Е.Студенецкая). Местные ювелиры перенимали у них секреты мастерства. А, между тем, «украшения, как и одежда, служат важным источником для изучения истории и культурно-бытовых особенностей народа, его связей и контактов с окружающим населением, а также художественных традиций, бережно сохраняемых многими поколениями» (Г.Сергеева).

ингушка
До середины ХХ века почти в каждой ингушской семье имелись серебряные пояса, нагрудники с драгоценными камнями и другие украшения. Депортация 1944 года явилась трагедией для народа и в плане сохранения материальных и культурных ценностей. Только некоторая часть людей смогла вывезти с собой украшения, доставшиеся им в наследство. Вывезенные ценности не продавались даже под страхом голодной смерти. В настоящее время их обладатели любезно предоставляют этот необходимый атрибут свадебного костюма, когда к ним обращаются.

Свадебный национальный костюм сохраняет свою актуальность. Верхняя часть платья шьётся по фигуре, со скошенными бортами, открытой грудью, без воротника, с застёжкой до пояса. Нижняя часть, отрезная по талии, спереди лежит гладко, а на спине пришивается в сборку. Национальный костюм сочетает в себе единство этического и эстетического.
В прошлом «сверху юбки надевали 1ажаргаш – род нарядного фартука, гармонирующего по цвету с нагрудником и юбкой. 1ажаргаш шили из бархата, на котором вышивали национальный орнамент. Такого же цвета и узора делали и свадебную шапку». В уникальном головном уборе ингушской невесты отразились эстетический вкус и художественное мышление народа. «Ега кий» - шапочка в форме усечённого конуса, богато украшенная золотым или серебряным шитьём, полудрагоценными камнями, гармонично сливается вместе с другими атрибутами в единый ансамбль свадебного костюма. Поверх шапочки покрывается к1ай шифон - белый шифон. В настоящее время в свадебном костюме используется и фата из тюля мулине или воздушного тюля. Величина фаты зависит от моды, но чем она длиннее и шире и чем больше окутывает
невесту, тем красивее. Вуаль частью спускается на лицо невесты. На руки надеваются перчатки по локоть, а в руки берётся в тон свадебного платья маленькая сумочка, вышитая бисером.

Обязательной принадлежностью свадебного наряда является дото т1ехкар - серебряный пояс. Он украшен полудрагоценными и драгоценными камнями. Местные ювелиры умели делать из серебра и бронзы высокохудожественные изделия. Сочетанием чеканки, гравировки и филиграни мастера достигали большой декоративности, многоцветности металла, его мерцания (В.Марковин).
В монографии Дзараховой З.М-Т. «Традиционный свадебный обряд и этикет ингушей» представлены иллюстрации нагрудных украшений, кафтанчиков, сохранившихся в частных коллекциях населения Ингушетии. Особую гордость представляют серебряные пояса, их разнообразие, сохранившееся в архивах старшего поколения и в фондах государственных музеев.

Исследователь Л.У.Тариева в своей работе «Ингушский костюм» описывает помимо основного свадебного платья невесты ещё и необходимые костюмы предсвадебного и послесвадебного дней. Бывает так, что обряд найц чувар - приход зятя в родительский дом невесты - происходит до свадьбы. Невеста могла к этому дню приурочить костюм, который одевался ею на второй день свадьбы -шоалаг1ча дийнахьа ювхар (наряд на второй день).

Соответствующие представления о красоте, отражённые в народном сознании, национальное свадебное платье у ингушей сегодня также актуально и предпочтительно, несмотря на стремительно меняющиеся нравы моды. Следует отметить, что искусные мастера по пошиву свадебных национальных костюмов пользуются в Ингушетии особым уважением. Они создают уникальные ансамбли, сочетающие в себе черты глубоко ингушской и европейской культур. Функциональность и эстетичность нарядов раскрывают максимальное их соответствие торжественности свадьбы, а искусство рукоделия, вышивки демонстрирует высококачественное исполнение в соответствии с развитым вкусом и эстетическим идеалом.

Из монографии Дзараховой З.М-Т.
«Традиционный свадебный обряд и этикет ингушей».

СВАДЕБНЫЙ ОБЫЧАИ ИНГУШЕЙ


Как только прибывал свадебный поезд, невесту приводил за руку один из ближайших родственников (не член семьи) — юноша и заводили ее в одну из предназначенных для нее комнат. Если гостей бывало много и в доме тесно, ее помещали в комнату, где находились женщины. Участники свадьбы направлялись в эту комнату, чтобы увидеть невесту и оценить ее внешний облик. Через не которое время после оценки женщин к ней направлялись молодые люди: братья жениха, друзья, чтобы познакомиться, поговорить с невестой. Но невеста упорно молчала, на все шутки отвечала лишь улыбкой, что означает знак уважения к братьям, друзьям мужа. Молодежь всячески пыталась добиться от нее хотя бы одного слова, что означало мотт бастр «развязывание языка».
Молодежь обычно шутит: «Может быть, наша невеста немая, а может быть — глухая». Просят ее угостить их водой и предложить им выпить ее, иначе они отказываются пить. В конце концов невеста вынужденно говорит: «Пейте воду» («хий мала»), и удовлетворенные друзья, братья отпивают глоток воды и, благодарные, одаривают невесту деньгами. Невеста отказывается, а молодые люди кладут их ей в сумку. С этих пор они становятся «друзьями», их взаимоотношения упрощаются.
Одним из распространенных и стойких запретов среди ингушей как был запрет для мужа и жены называть друг друга по имени.


ингуши
Муж и жена в разговоре с другими людьми избегали даже употребления слов «мой муж», «моя жена». Они обычно использовали прием косвенных описаний и характеристик, таких как цIен-нана (мать семьи, хозяйка), берий нана (мать детей), сесаг (женщина, же на), цIагIараяр (та, которая в доме) или къонах (мужчина), нов-къост (товарищ), берий да (отец детей), саг (человек), тха цIа-гIарвар (тот, который в нашем доме)*. Табу соблюдалось как при посторонних, так и в присутствии взрослых детей. Жена в присутствии посторонних при муже не садилась. При его появлении она должна была встать и уступить ему место, а в пути — идти позади него. В старшем возрасте она шла с левой стороны от него. В присутствии старших или чужих она не садилась и за один стол с мужем. Профессор Н. Ф. Яковлев отмечает, что в присутствии почтенных, старых людей супруги избегали даже говорить друг с другом*. Когда один из супругов болел или даже умирал, другой должен был сохранять сдержанность. Жена, в частности, не должна была плакать или как-то по-иному открыто проявлять свое горе даже на похоронах. Она уходила туда, где нет людей, и только там, наедине с собой, оплакивала свое горе. Муж на похоронах супруги держался в стороне от всех присутствующих. Из уважения к его горю его освобождали от всех забот по организации похорон. Церемонией похорон руководил свекор умершей или один из братьев мужа.
Широкое распространение у ингушей имело избегание между снохой и родственниками мужа. Наиболее продолжительным было избегание ею свекра и почтенных стариков тайпа. Сноха соблюдала табу имен всех старших мужчин и женщин, близких родственников мужа.
Свекровь вскоре после свадьбы, а то и в дни свадьбы заставляла невестку «мотт баста» («развязать язык»). Если это происходило не в дни свадьбы, то свекровь организовывала в процессе этого обряда праздничное угощение. Резали барана или птицу, приглашали близких родственников и соседей. Свекровь при этом дарила снохе подарок, который, правда, не был обязательным. Обряд происходил следующим образом. К столу приглашалась сноха. Свекровь и гости выражали ей добрые пожелания. На этом торжестве свекровь преподносила подарок и тут же просила ответного слова. Тем самым невестка якобы «развязывала язык» («мотт боастар»). После этого невестку сажали за стол вместе с молодыми женщинами, а старшие размещались за отдельным столом. Невестка обслуживала обычно оба стола*.
И тем не менее, называть имя свекрови, свекра и их родителей (живых и мертвых) сноха не могла даже за глаза. Она избегала называть по имени и подростков мужниной родни. Если она это делала, то считалось, что она проявляет неуважение к родным мужа и собственную невоспитанность.
При упоминании имен родителей мужа, его дедушки и бабушки, а так же всех его известных предков, пусть даже давно умерших, благовоспитанная, по старым представлениям, женщина выражала свое почтение вставанием. Однако при соблюдении данного обычая высоко ценился такт, умеренность, искренность. Представляясь в незнакомом обществе, женщина, извинившись, могла назвать имя мужа или его родных. Женщина, которая не умела пользоваться этим правом и называла их изобретенными именами — эвфемизмами, вызывала смех, насмешки. Так, невестка Оалхазара (оалхазар — птица) Аушева из села Экажево представлялась при знакомстве: «Сигала гIолла лелачун нус я со» — «Я сноха летающего по небу»*.
Со временем зять мог непосредственно обращаться с отцом жены, ее дядями (но не дедом), но с тещей и старыми тетками жены он мог не видеться на протяжении всей своей жизни. Нарушение этого обычая, правда, никогда не считалось вызовом общественному мнению. Его соблюдали в зависимости от семейных традиций и в прежние времена.
В присутствии родных, как своих, так и жениных, мужчина должен был быть очень сдержанным и с собственными детьми. Он не брал их на руки, не ласкал, не утешал плачущих, не помогал нуждающимся в помощи. По отношению к ним он всегда был требователен и внешне грубоват. Присутствующие понимали истинные чувства отца и его самообладание и поэтому негласно одобряли его. Отец, выражавший на людях свою любовь к ребенку, беря его на руки, сажая на колени, проявлял, по мнению ингушей, слабость, неумение владеть своими чувствами. Дед, в отличие от отца, мог позволять себе такую слабость: он ласкал, целовал детей, брал их на руки, сажал на колени, давал гостинцы.

ИЗ ЖИЗНИ ПОГОРОВА


Саражудин Погоров в свои 84 года отличается редкостным здоровьем и прекрасной памятью.
[Spoiler (click to open)]
Придя в гости к старейшине, с волнением переступаем порог его комнаты. Если не удастся расположить и разговорить сурового, как представляется, и немногословного человека, материал обречен на провал. Но все сомнения мгновенно улетучиваются при виде высокого, статного, удивительно благообразного и улыбчивого Саражудина. Ну, просто герой из ингушского эпоса, излучающий и силу, и удивительную доброту!

Из эшелона на этап

Саражудин родился в 1927 году в с.Мочх-Юрт (Базоркино, а ныне Чермен) Пригородного района в семье Гетагаза и Мациг Погоровых.

– Мой отец был племянником известного человека – Ужахова Сандро, а мать – Мациг Цечоева – дочерью не менее уважаемого в народе ЯнарсхаЦечоева, – говорит Саражуддин.

К моменту выселения ингушей на станциях появились вагоны, в селах – солдаты, но никто до конца не сознавал, что это может предвещать. Утро высылки запомнилось Саражудину появлением солдат в доме, один из которых сказал ему о собрании в школе, на которое он и поспешил. Матери в это время было приказано собирать самое необходимое.

– 18 дней и ночей наш состав следовал к месту назначения. За все это время моя мать ни разу, несмотря на настойчивые просьбы людей, находившихся в вагоне, не прилегла на нары, – вспоминает Саражуддин, – только на ночь прислонялась головой к мешкам. Такой она была, даже в этих чрезвычайных условиях продолжала следовать традициям, соблюдать ингушский эхь-эздел.

– По прибытии наша семья разместилась в школе с. Урюпинка. Было холодно, казахи, жившие в селе, все попрятались. Их предупредили, что к ним везут людоедов, – вспоминает Саражудин.

В соседнем селе Журавлевка жилось полегче, и он принял решение везти семью туда. Там было много Погоровых, Мазиевых, Богатыревых. Родственники приняли их. Саражуддин устроился в колхоз рабочим. В 1946 он женился. Но спустя две недели после свадьбы его арестовали и осудили на 11 лет строгого режима.

В лагерях было много ингушей и чеченцев. Они сразу объединялись в группы, иначе было не выжить в этих адских условиях.

Петропавловский этап запомнился Саражудину большой и жестокой дракой. Ингушей и чеченцев кинули к прибывшим из Ташкента заключенным, отличавшимся особой жестокостью. Если в некоторых тюрьмах ингушей и чеченцев не трогали, зная, что их лучше оставить в покое, то кое-где право на неприкосновенность приходилось отстаивать силой. Возможно, каждая группа пересыльных вайнахов проходила сквозь подобное. Потому что, описывая уже свое участие в красноярском этапе в повести «Голос из ада», ингушский писатель Юсуп Чахкиев рассказывает о схожей ситуации.

Полярники в тюремных робах

Путь арестанта Погорова лежал из Дудинки в Норильск, по узкоколейке, в 476 секретную стройку. Там заключенные давали подписку о неразглашении государственной тайны. Иногда слышали, что здесь налажено производство водорода, но точно никто не знал, да и честно говоря, истощенным и находящимся на грани жизни и смерти заключенным не было до этого никакого дела.

Саражудина ждал новый этап. На этот раз их, погрузив в самолеты, группами вывезли в Диксон. Он не знал, что его, в числе наиболее физически крепких заключенных, направляют в Арктику, для создания там условий для последующего приема здесь мирных специалистов – участников научных экспедиций.

Погоров пробыл в Арктике два года и два месяца.

После смерти Сталина тысячи заключенных были освобождены со снятием судимости. В их числе был и Саражудин. В числе первых он в ноябре 1956 года с семьей был уже на Родине в родном селе Мочх-Юрт. Однако в их доме жили осетины, которые не пустили его даже на порог. Спустя некоторое время он все же выкупил у осетина дом своего отца.

В 1992 году, во время так называемого осетино-ингушского конфликта, Саражудин, уже в преклонном возрасте, спасая свою семью от воинствующих осетинских молодчиков, вновь покинет свой дом.

Пять домов покинут в Пригородном районе и его сыновья. Мародеры-маргиналы не оставят от этих домов камня на камне. Но нельзя отнять у народа его многовековую историю, память поколений, Родину.

С горечью говоря об этой очередной несправедливости, он ничуть не жалеет о материальных потерях.

– Если бы мир состоял только из того, что мы видим и имеем, люди и народы давно перевелись бы, – говорит он с мудростью человека, в жизни которого было немало потерь и лишений.

НАШИНСКИЕ языки

Языки, которые западные лингвисты разводят по разным семьям, наши, отечественные языковеды (С.А.Старостин, В. М. Иллич-Свитыч и другие), напротив, объединяют в одну единую семью, включая в неё помимо индоевропейских, алтайские, дравидийские, картвельские, уральско-юкагирские, эскимосско-алеутские и афразийские языки. В отношении последней, афразийской. семьи единого мнения нет. Но давайте вспомним, что именно служит «пропуском» в ностратическую семью?



[Spoiler (click to open)]Оказывается, созвучие местоимений типа «я» и «ты» и их форм. У местоимения «я» в одной из его форм должно проявиться наличие звука «м» или «н». В арабском АНА أنا «я» такой звук есть. У арабского АНТА أنت «ты» звук «т» тоже имеется, как, впрочем, и у японского АНАТА あなた «ты». Так о чём тут спорить? Японский родственен арабскому, английскому (с его I am, me и устаревшим thou ), русскому (с его МЕНЯ, МНЕ. МНОЙ и ТЫ) и так далее.

Почему непременно нужно доказывать самоочевидное? А доказать, что белое – это белое, не очень-то просто. Почему ностратическая теория до сих пор называется «гипотезой»? Разве она не опирается на огромное множество лингвистических и доказанных исторических фактов? Разве она противоречит накопленным человечеством знаниям?

КАЯК «лодка» у эскимосов и туркмен; корень А-Д-Д в английском и арабском словах со значением «добавлять», разве подобные факты не свидетельствуют об отсутствии границ между языками? А, ведь, таких свидетельств великое множество.