valeriy_osipov (valeriy_osipov) wrote in anti_fasmer,
valeriy_osipov
valeriy_osipov
anti_fasmer

Categories:

Этруски и Пушкин

Впечатление такое, что кто-то нарочно дразнит меня, подсовывая то одну, то другую абсолютно понятную мне этрусскую надпись. На днях споткнулся об этрусское слово АНЦАРИ или ЯНЦАРИ. Сближать его с ЯНЫЧАРЫ не стал, памятуя разницу в возрасте у этрусков и гораздо более поздних янычар. Однако текст прямо связывал значение этого слова со смертью.

И тут на помощь пришёл А.С.Пушкин со своим стихотворением «АНЧАР». В этрусском тексте говорится про дерево смерти! Значит, этрускам было хорошо известно это дерево из азиатских тропиков. Индонезия, Индия были им ведомы.

Есть у китайцев странноватая пословица «вверх семь, вниз восемь, а на девятой – упал». Это о силе воздействия яда из сока этого дерева, которое китайцы именуют «убийцей крови». Отравленный этим ядом успевает подняться на семь ступенек вверх, спуститься на восемь вниз, но на девятой ступени упадёт замертво.

Эта надпись на этрусской урне прекрасно сохранилась. Читай – не хочу. Вот никто и не читает правильно. Видимо, боятся отравиться информационным ядом, содержащимся в ней. А тогда многое придётся переосмысливать.



[Spoiler (click to open)]https://www.botanichka.ru/article/antiaris-toxicaria/

Анчар — дерево смерти
© Савинов Максим

Сразу же оговоримся, что речь пойдет не о страшном дереве — людоеде, нередко фигурирующем в старинных легендах, поверьях и не столь давних газетных сенсациях. Ботаники тщательно обследовали самые отдаленные и малодоступные уголки нашей планеты и ничего подобного не встретили. Речь пойдет об анчаре.

В пустыне чахлой и скупой,
На почве, зноем раскаленной,
Анчар, как грозный часовой,
Стоит — один во всей вселенной.
Природа жаждущих степей
Его в день гнева породила,
И зелень мертвую ветвей
И корни ядом напоила…

А. С. Пушкин

В прошлом о нем было широко распространено мнение как о «древе смерти». Положил начало недоброй славе анчара голландский ботаник Г. Румпф. В середине XVII столетия он был командирован в колонию (в Макассару) с целью выяснить, какие растения дают туземцам яд для отравляющих стрел. В течение 15 лет Румпф попросту бездельничал, выуживая нужные ему сведения из всяких россказней, передававшихся из уст в уста в кулуарах местного губернатора, и в результате составил «авторитетный» отчет о «ядовитом дереве». Вот что он писал о нем:

«Под самым деревом не растут ни другие деревья, ни кусты, ни травы — не только под его кроной, но даже на расстоянии брошенного камня: почва там бесплодна, темна и словно обуглена. Ядовитость дерева такова, что садящиеся на его ветви птицы, наглотавшись отравленного воздуха, одурманенные падают на землю и умирают, и их перья устилают почву. Все, чего коснутся его испарения, гибнет, так что все животные его избегают и птицы стараются не летать над ним. Ни один человек не осмелится приблизиться к нему».

Пользуясь этими недобросовестными, безбожно преувеличенными сведениями, Александр Сергеевич Пушкин в свое время написал великолепное, всем известное стихотворение «Анчар». Немало времени прошло, прежде чем это растение удалось детально исследовать, развеять неправильное представление о нем, дополняемое с легкой руки Румпфа новыми наговорами.

Анчар реабилитирован, научно описан и впервые наречен научным именем — Анчар ядовитый (Антиарис Токсикария — Antiaris toxicaria) ботаником Лешено. Оказалось, что это высокое красивое дерево растет на островах Малайского архипелага, а особенно распространено на Яве. Стройный его ствол, у основания которого есть присущие многим тропическим деревьям досковидные корни-подпорки, достигает 40-метровой высоты и несет на себе округлую небольшую крону. Принадлежит «дерево смерти» к семейству тутовых и является близким родичем шелковицы и тропического обитателя фикуса.

Первые исследователи, наслушавшись немало страшных рассказов об этом дереве, были удивлены, завидев птиц, безнаказанно сидевших на его ветвях. Со временем выяснилось, что не только ветви, но и другие части анчара вполне безвредны как для животных, так и для человека. Только густой млечный сок, вытекающий в местах повреждения его ствола, действительно ядовит, и туземцы в свое время смазывали им наконечники стрел. Правда, попадая на тело, сок способен только вызвать нарывы на коже, но перегонкой анчарового сока со спиртом достигается высокая концентрация яда (антиарина), опасная для жизни.

Но оставим на время эту тему и послушаем ботаников. Они установили, что анчар — растение с мужскими и женскими цветками, причем женские соцветия очень напоминают цветки нашего орешника, тогда как мужские похожи на мелкие грибы опенки. Плоды у анчара мелкие, продолговато-округлые, зеленоватые. Листья схожи с листьями шелковицы, но опадают, как и у всех вечнозеленых деревьев, постепенно.

Позже ботаники обнаружили в Индии второй вид анчара — анчар безвредный. Из его плодов добывают превосходную карминовую краску, а из луба — грубые волокна и даже целые мешки. Недаром местные жители называют его мешочным деревом. Способ получения мешков довольно прост: отпиливают нужного размера бревно и, поколотив основательно по коре, легко снимают ее вместе с лубом. Отделив луб от коры, получают готовую «ткань», которую надо только сшить, чтобы вышел прочный и легкий мешок.

Но, разыскивая подлинное «дерево смерти», мы должны вспомнить еще о двух страшных растениях.

Если вам доведется быть в Сухумском ботаническом саду, ваше внимание, конечно, привлечет дерево, которое ограждено железной решеткой. Рядом табличка с предостерегающей надписью: «Руками не трогать! Ядовито!»

Экскурсовод вам расскажет, что это лаковое дерево из далекой Японии. Там из его белого млечного сока варят знаменитый черный лак, широко известный своими редкими качествами: долговечностью, красотой и стойкостью. Нарядные перистые листья дерева в действительности сильно ядовиты.

Не уступают им и листья сумаха — лианы, известной ботаникам под названием токсидендрон радиканс. Ее можно встретить в североамериканском отделе Сухумского ботанического сада. Сумах ядовитый вьется там по могучим стволам болотных кипарисов и других деревьев. Гибкие, тонкие его стебли-канаты буквально врезаются в чужие стволы, а тройчатые листья, напоминающие листья фасоли, сплошь покрывают и самые лианы и могучие штамбы кипарисов. Осенью листья сумаха особенно красивы, расцвечены на редкость красивой гаммой пунцово-оранжевых красок. Но привлекательность их обманчива. Стоит только дотронуться, как начинается сильный зуд кожи, который, правда, скоро проходит. Через несколько часов возникает слабая припухлость с небольшими очагами сильно лоснящейся кожи, зуд возобновляется, все возрастает, затем появляется и острая боль. В следующие дни боль усиливается, и только срочное вмешательство врачей способно предотвратить тяжелые последствия отравления. Сильное отравление ядом сумаха может закончиться даже смертью. Кстати, у него ядовиты не только листья и стебли, но и плоды, и даже корни. Вот уж настоящее дерево смерти.

Наконец, в тропической Америке и на Антильских островах растет еще одно дерево, имеющее отношение к нашей теме. Оно принадлежит к семейству молочайных, зовется марцинелла, или по-латыни хипомане марцинелла. Вот оно, пожалуй, больше сумаха соответствует пушкинскому анчару, так как способно поражать даже на расстоянии. Достаточно постоять некоторое время вблизи него и вдохнуть его запах, как наступит тяжелое отравление дыхательных путей.

Кстати, виды с ядовитыми свойствами известны не только среди деревьев, но и среди травянистых растений. Ядовитыми свойствами обладают все части наших чудесных ландышей, листья и стебли томатов, табака.

Яд, извлекаемый из растений, в прошлом часто служил целям мрачным и страшным. Теперь же растительные яды строфантин, кураре и другие используют в медицине: строфантин лечит сердце, а кураре помогает при операциях на сердце и легких. Ядовитый сок сумаха искусные фармацевты превращают в лечебные средства, излечивающие параличи, ревматизм, нервные и кожные заболевания. Перед деревьями смерти ныне открываются широкие горизонты.
Tags: valeriy.osipov, Античный мир, Уроки этрусского, мифы, растения, языки
Subscribe

  • ЖИТО

    Хватит гнать самогон из жита! Пьянство в быту должно быть изжито! (В.Маяковский) ЖИТО – «хлеб, пшеница» от слова ЖИТЬ. Египтяне называют хлеб…

  • ПРОСО

    По Фасмеру, "...про́со, укр., блр. про́со, цслав. просо κέγχρος, болг. про́со́ (Младенов 530), сербохорв. про̏со, словен. рrоsо̣̑, чеш., слвц.,…

  • ПИР. ПИРОГ

    Очень важное слово. Конечно, в арабском остатки тех же корней. РИЗК –«пропитание». БУРИК «чеБУРЕК». Я писал об этом слове и повторяться не хочу.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • ЖИТО

    Хватит гнать самогон из жита! Пьянство в быту должно быть изжито! (В.Маяковский) ЖИТО – «хлеб, пшеница» от слова ЖИТЬ. Египтяне называют хлеб…

  • ПРОСО

    По Фасмеру, "...про́со, укр., блр. про́со, цслав. просо κέγχρος, болг. про́со́ (Младенов 530), сербохорв. про̏со, словен. рrоsо̣̑, чеш., слвц.,…

  • ПИР. ПИРОГ

    Очень важное слово. Конечно, в арабском остатки тех же корней. РИЗК –«пропитание». БУРИК «чеБУРЕК». Я писал об этом слове и повторяться не хочу.…