Дагот Ур (akievgalgei) wrote in anti_fasmer,
Дагот Ур
akievgalgei
anti_fasmer

Category:

ИНГУШСКИЕ ФОНЕМЫ «ХЬ» и «ХI»


При написании учебного пособия по ингушскому языку приходится преодолевать ряд трудностей:
1) ингушский язык описан не полно;
2) ингушский язык не всегда описывается адекватно реалиям.
[Spoiler (click to open)]
(Эти замечания касаются и чеченского языка.) При написании вводно-фонетического курса, например, встретилась следующая трудность. Дело в том, что ингуши произносят разные звуки в словах, где встречаются буквосочетания «хь» и «хI».

В своей книге «Краткий курс чеченского языка» (Грозный, 1989) И. Ю. Алироев пишет об этих фонемах, общих для чеченского и ингушского языков:

«Фонема хI произносится как латинская h. Представьте, что вы выдыхаете из лёгких тёплый воздух на озябшие руки и произносите: хIорд – море, хIинца – сейчас. (Стр. 8.) …Хь – гортанная щелевая глухая фонема. Она образуется глубоко в глотке. При её произнесении язык, находящийся в нормальном, спокойном положении (в нижнем подъёме), оттягивается назад, корень и задняя часть языка, оттягиваясь назад, поднимаются к задней стенке глотки, образуя щель, через которую проходит не сопровождаемая голосом воздушная струя, идущая из лёгких. Она произносится с придыханием: хьаж – лоб, хьажа – смотри, охьахаа – садись, кIелхьара – из-под, лаьхьа – змея, бухь – вершина, юьхь – лицо, нагахь – если. (Стр. 13.)» Ю. Д. Дешериев в статье «Чеченский язык» (Языки народов СССР. Т. 4. Иберийско-кавказские языки. М., 1967. Стр. 190-209) пишет:

«хь - фарингальный (хьо 'ты', бахьана 'причина', 'повод', бухь 'верхушка'); хI - свободный выдох, соответствующий немецкому h (хIума 'вещь', бухIа 'сова', xIaxIa 'ну-ка, давайте', хIа:xIa 'нет')» В книге К. А. Левковской «Немецкий язык. (Фонетика. Грамматика. Лексика.)» (М., 2004.) в таблице на стр. 40 звук [h] обозначен как «щелевой, фарингальный».

Непонятно, почему фарингальный немецкий звук [h] Дешериев и Алироев ставят в соответствие не фарингальному чеченскому (и ингушскому) [хь], а ларингальному [хI].

И эта узаконенная ошибка звучит в речи части ингушей. То есть в словах, где пишется буквосочетание «хI» они произносят звук, подобный немецкому [h], а в словах, где пишется буквосочетание «хь», они произносят гортанный (ларингальный) звук. Хотя всё должно быть наоборот. Причём ошибочное произношение чаще всего можно услышать от «грамотных» ингушей.

В учебнике «ХIанзара гIалгIай мотт» (Назрань, 1997) в разделе «Фонетика» Ахриева Р. И. пишет:

«Хь – хийра къора фонема я. Из хьахул кIоаргга лака чу. Масса позицешка нийслу из: хьоар, бухь, нагахь, сахьат.

ХI – ашарапхаьний хийра къора фонема. Из дош долалуш нийслу: хIама, хIенги, хIанз. Дош доалаши, слог йоалаши хилац из (исключени я междомети йоъалахI). (Стр. 53.)» То есть [хь] и [хI] являются щелевыми («хийра») глухими («къора») фонемами, отличающимися по месту образования. Слово «лак» в словаре переводится «горло», «глотка» (Куркиев А. С. ГIалгIай-эрсий дошлорг. Магас, 2004, оагI. 273). Следовательно, «лака» значит «глоточный» («фарингальный») Слова «ашарапхаьний» там нет. Видимо, этим словом был переведён термин «ларингальный».

В теории всё правильно. Только на практике всё наоборот.

Общепризнано в специальной литературе, что эти буквосочетания («хь» и «хI») обозначают следующие звуки:

[хь] – фарингальный глухой спирант,

[хI] – ларингальный глухой спирант.

«Спирант» (другие названия: фрикативный, щелевой) – это «шумный согласный, образуемый трением выдыхаемого воздуха при неполном сближении органов речи» (Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. М., 1969, стр.).

Прилагательные «ларингальный» и «фарингальный» образованы от слов larynx («гортань») и pharynx («глотка») (Городкова Ю. И. Латинский язык. М. 1988, стр.222, 227.).

Следовательно, именно там, где встречается буквосочетание «хь», мы должны произносить свободный выдох. А буквосочетание «хI» — «гортанная щелевая глухая фонема. Она образуется глубоко в глотке. При её произнесении язык, находящийся в нормальном, спокойном положении (в нижнем подъёме), оттягивается назад, корень и задняя часть языка, оттягиваясь назад, поднимаются к задней стенке глотки, образуя щель, через которую проходит не сопровождаемая голосом воздушная струя, идущая из лёгких. Она произносится с придыханием».

Кроме того, если мы прибегнем к сравнению примеров из ингушского и индоевропейских языков, то там чётко видно, что [h] немецкого, английского, латинского языков может соответствовать ингушскому [хь], либо образовавшемуся из [хь] звуку [1] («айн»).

Сравните:

1) Латинское hasta «копьё» – русское гвоздь – ингушское хьастам «гвоздь».

2) Латинское hostis «пришелец»; «враг» – русское гость – ингушское хьа(ь)ша «гость» (т. е. «пришелец»). Комплекс [ст] в ингушском языке может переходить не только в [ц] (орст «лесистый склон горы» – орц «лесистый склон горы», уст «жена» – уц-цIаьй «родственники жены»), но и в [ш] (уст «бык» – шерч «быки», орст «лесистый склон горы» – Аршты (название села), арштхой (жители этого села)). В слове шерч «ш-» является корнем, «-ерч» является суффиксом множественного числа. Сравните:

кхокха «голубь» – кхокхарч,

хьакха «свинья» – хьакхарч.

Обратите внимание, в русских словах начальным глухим латинскому [h] и ингушскому [хь] соответствует звонкий [г]. Но в конце слова в русском гость сохранилось глухое [ст], а в слове гвоздь глухое [ст] перешло в звонкое [зд].

3) Английское hell «ад» – немецкое Hoelle «ад» — ингушское Iел «мир мёртвых».

4) Английское hog «свинья» — ингушское хьакха «свинья». (Я полагаю, что в некоторых случаях индоевропейскому [g] может соответствовать ингушское [кх]. Сравните: русское гора – древнеиндийское giri «гора» – албанское gur «скала» – ингушское кхера «камень»).

5) Английское hole «дыра», «нора» — ингушское Iург «дыра», «нора». (Конечный «-г» в слове Iург может быть суффиксом. А «л» и «р» могут встречаться в вайнахских языках в одном и том же слове: ингушское малх – аккинское марх («солнце»), ингушское борд – чеченское балд («губа»)).

6) Я уже писал, что ингушские слова «воI» и «йоI» через формы «вохь» и «йохь» восходят к «*дохь», а оно родственно индоевропейскому «*doh», английскому daughter, немецкому Tochter, древнеиндийскому duhitar-, русскому дочь.

Всё вышесказанное, на мой взгляд, свидетельствует об идентичности ингушского [хь] (либо [I] полученного из [хь]) и немецкого/ английского/ латинского [h].
Tags: akievgalgei, лингвистика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments