Дагот Ур (akievgalgei) wrote in anti_fasmer,
Дагот Ур
akievgalgei
anti_fasmer

Category:

СУД ИНГУШЕЙ


Ингуш.язык искъат: обряд деления имущества умершего
словен. ískati
укр. iска́ти, др.-русск. искати: искать

ИСК: Заявление в суд о разрешении какого-н. гражданского спора.



Ингуш.язык искхелахо: домашний судья(от ис:домашний кхелахо
кхел: суд
кхел: приговор, судебное решение
кхел: судьба, удел
кхеллар: творец

анакхел: суд неба
каркхелий: осужденный судом
тахка-кхел: |юр| - арбитражный суд.
къаман кхел: осуждение, суд,
парча-кхел: постановление суда об оправ-дании.

Ингуш.язык
ис: домашний
ийс: |число и цифра| - девять.
ийз: взвешивать
ийз: тянуть, тащить
йиъса: четерехугольник
йиъэ: |числ| - все четверо |женщин, например|.
йиш: закон, голос
йишловзаъе: |букв, играть правом| - рисковать, дей-ствовать на грани закона
йишха: судья |тейша йишха|в,е| - федераль-ный судья|.
ишхой-юрт: |топоним| - с. в чечне.
ийш : 1 нуждающийся, обязанный работать, 2 |спорт| -побежденный.
эш: нуждаться (потребность), проиграть (что-то), сдаться (в игре), стоить (заслужить), нужно ишхо: работник
эшшахь: ой (при боли, испуге), ох
ма-эшшара: то, что нужно.
цкъа: когда-нибудь, однажды, один раз, раз (один раз)

Ингуш.язык йист/юст: мера, край
йист: облик, лицо
йист: мерное слово, обдуман-ная речь.
йистхила: |гл. ф. от хила - быть| - сказать разумное сло-во
йистар: примерка

юстара: прочь
юстарадаккха: отвести (в сторону)
аьсийла юст: |юр.| - право на убежище его имел кровник и даже раб.
къаман юст: |юр| -закон нации
пхьа-юст: местный закон.

Ингуш.язык юс, юц, ювц, ют, юш: остаётся, забывает, говорит, оставляет, растворяет
Ингуш.язык юьсте: охота (на зверей, птиц)

Юстиция: Происходит от нем. Justizia, далее от лат. justitia «справедливость, законность», из лат. iūs (jūs) «право;справедливость»



Ингушский язык Iаьдал: адат, закон, власть, обряд, обычай, привычка, традиция
Ингушский язык Iаьдала: властный
благородный,обычный, обрядовый,знатный
Ингуш.язык Iаьдалговз: чиновник
Ингуш.язык Iаьдалда: властитель
Ингуш.язык Iаьдалкип: госужереждение


Немецкий язык edel "благородный"/ adelig "благородный"
Чечен.язык 1едал, 1едална, 1едале: власть, закон
Прагерман. aþala-, *aþalaz - "род, происхождение, благородный, родовитый" (древнеисл. aðal-, древнеангл. æðele, eðele, древнесакс. *athal, ethili, древневерхненем. adal): Adalger/Æðelgar
голланд.язык adel /edelen "дворянство"
датский язык adel "дворянство"
немецкий язык Adel/Adelstand "дворянство
ИМЯ АДОЛЬФ
Сложилось из древненемецких слов «adal» (благородный) и «wolf» (волк). Таким образом имя Адольф означает «благородный волк»

Ингуш.язык ваIад: постановление, решение,закон
Готский язык witoþ "закон"


СУД ИНГУШЕЙ
До вхождения(добровольно) в Россию ингуши не знали писаных законов и в своей общественной жизни руководствовались нормами обычного права, которые определяли их быт.
Нормами обычного права ингушей являются обычаи (адаты), которые передаются по традиции из поколения в поколение и обязательны для исполнения всеми членами общества.
Видные русские ученые М.М. Ковалевский , Ф.И. Леонтович, изучая адаты ингушей, пришли к выводу о преемственности в адатах некоторых норм древнегерманского и русского обычного права. Адаты «нередко целиком напоминают многие институты древнего германского и славянского права, – институты, о каких говорят еще древние историки и бытописатели славян и германцев и какие сохранились, например, в «Русской правде».
Одним из основных источников адатов является маслагат, т.е. общественное соглашение. «Главным способом образования адатов кавказских горцев являлось третейство, мировой суд посредников» .
Решения, достигнутые посредниками по конфликтным вопросам между родами, становились прецедентами – маслагатами. «Повторенный затем в других подобных же случаях маслагат, – как пишет Л.П. Семенов, – присоединяется к общей массе народных обычаев и постепенно превращается в адат» . «Это был договор между обычными племенами и общинами, санкционированный обществом. Устанавливался он на сходках старейшин и назывался мирской маслагат, и только после этого становился адатом общины» .

Однако помимо маслагатов происходила трансформация этических норм в адаты, и наблюдалось параллельное существование адатов и моральных норм.
Таким образом, существовавшие у ингушей адаты (обычаи), маслагаты (соглашения) являлись источниками норм общественного поведения.
Незримые законы горской морали (адаты) диктовали каждый шаг горца вайнаха. Как говорить с женой при людях и в семье, как говорить с детьми при взрослых, при старших, при младших, при родственниках, при посторонних, как вести себя в семье и на людях, что делать при встрече на улице или в дороге со взрослым, с молодым, с женщиной – молодой, старой, когда идет в одном направлении, когда дороги идут в двух направлениях, как помочь старику сойти с лошади или садиться на лошадь, как ухаживать лучше за гостем и т. д.» .
Только хорошее знание обычаев ингушей позволило советскому ученому проф. Н.Ф. Яковлеву, длительное время изучавшему быт и нравы северокавказских народов, сказать об ингушах: «Быт ингуша подчинен всяким правилам тонкой обходительности в большей степени, чем быт большинства населения наших городов, во всяком случае не менее, чем жизнь так называемого «высшего общества» в культурных странах» .
Адаты ингушей в них сильнее проявлялись пережитки первобытнообщинного строя.
По адатам разбирались дела об убийствах и кровной мести, о ранениях и увечьях, похищении невесты, воровстве, грабежах, поджогах, порче вещей и имущественные споры.

Рассматривались эти дела горскими словесными судами. Причем существовало два вида подсудности: первая объединяла все правонарушения, совершенные в родственной среде; эти в свою очередь распадаются на такие, при которых обидчик и обиженный являются членами одного и того же двора, и на такие, при которых обидчик и обиженный состоят членами разных дворов .
Ингуши допускают применение кровной мести к родным братьям, дядям и племянникам убийцы, но исключительно по мужской линии»
Однако постепенно под влиянием норм мусульманского права (шариата) на адаты чеченцев и ингушей кровная месть заменяется денежным возмещением, обеспечиваемым барантой. Такое возмещение называлась «выкупом крови», и осуществлять его могли только сильные имущие роды. Естественно, что при этих обстоятельствах обычай баранты превращался часто в средство эксплуатации бедного слабого рода более сильным и влиятельным.
Ингуши объясняли освобождение от ответственности за убийство родителями своих детей тем, что «никто не является врагом себе». От детей требовалось беспрекословное подчинение родителям, почитание их независимо от возраста самих детей.


СОБАКА, ЦЕПЬ: ИСПРОЩЕНИЕ КРОВНОЙ МЕСТИ У ИНГУШЕЙ

Приведу здесь для характеристики способа испрошения помилования убийце следующий случай, бывший среди ингушей лет шестьдесят тому назад. В селении Пизох члены одной фамилии убили троих из другой фамилии. Исчерпаны были все средства, чтобы помирить враждующих и прекратить предстоящие бедствия от возгоревшейся кровной вражды между этими двумя фамилиями. Но никакие просьбы со стороны рода убийцы и посредников-стариков не действовали на род убитого, представители которого хотели во что бы то ни стало смыть с себя кровь своих братьев. Тогда одни из стариков вспомнил о почитании цепи их предками. И убийца, как на крайнее и вернейшее средство, решился вместе с несколькими родственниками пробраться тайком в дом убитых им и схватиться за домашнюю цепь, прося прощение себе у священного очага. Отказать какой бы то ни было просьбе человека, державшегося за цепь, у ингушей считалось равносильным святотатству, преступлением перед предками, а потому между этими враждующими фамилиями состоялся мир.

Но с особенной силой культ предков выражается в присяге, у ингушей называемой дув. Память об этих способах присяги весьма свежа у чеченцев, хотя теперь они и не придерживаются их по весьма понятной причине (мусульманство не терпит).

Самый ранний из писателей, г-н Потоцкий, сообщает в своем дневнике, что у ингушей обычным способом взыскания долга бывает обращение к приятелю с заявлением:

«Такой-то из твоего рода должен мне столько-то. Позаботься о том, чтобы долг был уплачен; в противном случае я убью над мертвыми твоего рода собаку, которую привел с собой». Эта угроза приводит ингуша в трепет, и он немедленно соглашается исполнить поставленное ему требование[165].

М. Ковалевский, намного раньше цитированного места[168], сам говорит: «Нет в глазах последователя Авесты искупления для того, кто убьет собаку: он лишается всех благ будущей жизни, а за увечье собаки подвергается на земле самому страшному наказанию – разрезанию тела на части».

Значит, если бы ингуши были последователями Авесты, как ошибочно полагает М. Ковалевский, то ни в каком случае не могли бы они убивать собаку и для осквернения якобы трупом ее могилы покойника они бы избрали другое животное, но никак не собаку. Тем более неприложимо подобное толкование к ингушам, что, как мы видели выше, говоря о «кашах»; они вовсе не отдавали «нечистые» трупы своих покойников на съедение «чистым» животным, по Авесте, т.е. собакам.

Подобное представление совершенно чуждо чеченской мифологии, и собака, как и осел, и некоторые другие животные, издревле, раньше утверждения у них мусульманства[169], считались не из чистых и никогда потому не употреблялись в пищу и т.п. Другой случай, приводимый М. Ковалевским со слов Потоцкого же (хотя он его толкует в свою пользу, по моему мнению), напротив того, подтверждает взгляд ингушей на собаку, как на животное нечистое. Ответчик, говорится у него, отрицавший свой долг, в доказательство утверждаемого принуждался к совершению следующего обряда: перед одним из священных утесов или так называемых «уерда», игравших в народной мифологии ингушей роль божеств, ставили смесь собачьего кала и костей; после этого должник в присутствии кредитора произносил буквально следующее заклинание:

«Если я говорю неправду, то да понесут мои предки на своих плечах покойников истца по лежащему пред ними пути, после орошения его предварительно дождевою водою и при ярком солнечном свете».

Что касается мусульманства, якобы изменившего воззрения ингушей на собаку, то и это сомнительно: ведь то же воззрение на это животное существует и у хевсур, и у пшавов, тушин и осетин, которые никогда не исповедовали ислама; но главное, во времена Потоцкого ингуши еще не были мусульманами. Наконец, известно, что когда ингуши стали мусульманами, то не только переменили смысл присяги над собакой, а вовсе изгнали этот обычай.

Подозревающий кого-либо в совершении воровства или другого преступления обращается к подозреваемому с требованием, чтобы последний очистил себя присягою. Для этой цели обвиняемый должен был найти собаку и отправить с нею к истцу свою мать или жену. Истец выходил навстречу, и. обращаясь к посланной, говорил:

«Если твой муж (или сын) виновен в том, в чем я его подозреваю (убил или украл), а ты, зная это, скрываешь, то пусть эта собака будет пищею для наших покойников».

Произнося такое заклинание, подозревающий при каждом слове наносил острием шашки удары собаке, которую держала жена (или мать) обвиняемого за веревку. Убив на ее глазах собаку и обрызгав кровью ее платье, истец считал себя удовлетворенным и возвращался домой; а женщина тоже шла восвояси. После такого посвящения собаки[171] в пищу покойникам, если подозреваемый действительно был виновен, то его соучастники, чаще всего его родственники, сознавались в совершенном преступлении; но жена, говорит жрец Газбык, боясь мужа, редко выдавала его. Сила такого заклинания состоит в том, что для ингушей считается несчастьем обидеть покойников. Последние, как мы уже знаем, вели земной образ жизни и больше всего нуждались в пище, а тут им посвящают собаку, нечистое животное, мясо которого никто не употреблял в пищу. Само собой разумеется, что покойники не остались бы в долгу за подобную дерзость непочтительных родственников.

На той же религиозной почве основана у ингушей и присяга у могилы предков. Газбык говорит, что она применялась в том случае, когда первая присяга не достигала цели. Хозяин похищенного имущества, приготовив предварительно араку и зарезав барана, приглашал подозреваемого со всеми родственниками к себе в дом и, угостив их на славу, отправлялся затем с ними на свой фамильный каш; его сопровождали вооруженные родственники. По прибытии обеих сторон на могилу подозреваемый вешал на спину свою дау, т.е. корзину, сплетенную из хвороста, и служащую, собственно, для таскания соломы с гумна. В эту корзину складывали различные земледельческие орудия и хозяйственные принадлежности, каковы лопата, кирка, предметы женского рукоделия и т.п. Затем на шею подозреваемому надевали веревку и три раза обводили его вокруг каша. При этом потерпевший произносил следующие слова:

«Да будете вы, Солнце, Луна и такой-то (произносит имя почтеннейшего человека из живых) на этом свете, а на том свете такой-то (произносит имя наиболее уважаемого из мертвых) свидетелями, что ты (обращается к подозреваемому) приносишь мне присягу в незнании и неведении о случившейся у меня краже. Если же ты совершил кражу и принимаешь ложную присягу, то да перенесутся на наших родственников, покоящихся в этом каше, все те поминки, какие ты и твои предки делали для своих покойников. Пусть твои предки сделаются подчиненными моих предков (пусть будут под моими предками), да будешь ты сам вечным прислужником мне и нашим покойникам. Но если ты невиновен, то пусть тебя Бог простит».

После таких страшных слов виновный большею частью сознавался. В противном случае он рисковал и сам подвергнуть себя самой страшной участи на том свете – вечному служению другому, и это грозило бедствием для всех его предков, которые также поступают в услужение к другим и вечно будут голодными, несчастными.
Не это, однако, соображение руководило мною, когда я останавливался здесь так долго на влиянии культа предков на жизнь чеченцев; того требовала главная задача моего труда – выяснить религию чеченцев, так как нигде в такой чистоте не сохранились верования их, как в вышеприведенных примерах из быта чеченцев. Эти примеры служат довольно полной и яркой иллюстрацией их культа домашнего очага и предков (семейного культа).

СУД ПЛАТОНА
А. Газгириева:
Выходит, что у ингушей было в древности своеобразное государство, управлявшееся не царем и не парламентом, а советом судей страны (мехк кхел). И при этом форма их государства имела корни в самой эволюции планеты, космоса и человечества. А почему такое государство «поголовных царей» и абсолютной демократии оказалось не столь устойчивым и долговечным?

A. Газгириева:
Какую аналогию вы приводите между судом атлантов и судом галгаев?
B. Куккурхоев:
Платон говорит, что цари Атлантиды собирались раз в пять или шесть лет, чередуя четные и нечетные числа, чтобы творить суд над самими собой и своей страной. Перед судом они давали устную присягу. Излавливали на равнине быка, вооруженные только палками и веревками и приносили его в жертву. И так чтобы кровь стекала на стелу с письменами. Они в бокалах растворяли бычью кровь, пили вино с кровью и возвращали после бокалы на место В святилище. Поклявшись творить справедливый суд, они с наступлением ночи в полной темноте творили суд.

У ингушей пить молоко при примирении кровников, после суда, было обычаем. В храмах ингуши хранили бокалы или стаканы из дерева, серебра и других материалов, которые выносились во время церемоний и празднеств и после возвращались в храмы. Белого годовалого бычка (сирх, серх) ингуши приносили в жертву при всех народных сходах и свершениях суда страны. Если душу сравнивали со светом (са), то самость или самосознание души сравнивали с сиянием света (сердало). То есть слово «са» — это свет-душа, а слово «се/си» — это самость-само сознание и сеяние света. Эта самость привязывает душу к телу, к животному началу и заставляет быть предвзятой, пристрастной. Принести в жертву белого годовалого бычка означало избавиться от самости на время суда во всех четырех сторонах проявления ее в теле. То есть не быть предвзятым ни с одной из четырех сторон восприятий души. Например, ушам нравится голос подсудимого, а глазам его лицо, и если следовать этим восприятиям души спереди и справа, и слева, то суд будет предвзятым.
Атланты приносили в жертву быка так, чтобы кровь стекала на письмена высеченные на стеле. И при этом произносили устную клятву. Суд в его мистическом значении означал осуждение свет души или личного Со (Я) на рождение повторно В круговороте рождения и смерти.
Слово «кхел» — суд, одного корня со словом «кхелла» — сотворив в рождении. Именно самость (се), привязывающая его в животному телу, является причиной его существования. Из-за личного, индивидуально и отдельного от других тела личное Я мнит «Со се в» — Я сам по себе есть. За предвзятость и пристрастность в суждениях воздается личному Со (Я) тем, что Высшее Аз (Я) совершает над ним суд-осуждение на повторное рождение с учетом самости и эгоизма личного Со (Я). Осуждение же осуществляют двумя актами: сказал, как задумал план существования в круговороте рождения и смерти и написал, как предначертал этот план. Мой предначертанный план жизни таков, что завтра я должен жениться на сестре того, которого сужу сегодня. Как я должен вершить свой суд? Невзирая на предначертанность моего плана судьбы, и невзирая на восприятия моего Я в четырех сторонах тела, и невзирая на то, что я думаю о самом себе и другом на уровне головы, глаз, ушей, носа, рта, кожи. Суд должно вершить только сердце, а сердце — это глас духа в самом центре души, звучащий не в угоду предвзятостей личного Со (Я).
Устная клятва атлантов означала, что суд в них, через них и над ними будет вершить дух-глас-царь (Ал, Аьл), а то, что кровь стекала на письмена означало, что будет вершить невзирая на предначертания судьбы души, заложенные В программу крови тела. Только в соответствии со всеобщими предначертаниями Бога о справедливости и истине, должен был вершится суд. Аналогии суду атлантов имеются в культуре ингушей.
Subscribe

  • НЮХ/НОС

    КЛЮВ(ЗУБ)-НОС(НЮХ) Чечен.язык нох/нахаро: жеват.орган, клюв Ингуш.язык нух/нохаро: жеват.орган 1 нижняя |подвижная| челюсть живот-ного или нижняя…

  • УТКА ОТЕЦ ПТИЦЫ

    Домашняя утка — это водоплавающая, не очень крупная птица, предок которой — дикая кряква. Некоторые современные породы ведут свою родословную от…

  • ПИтанИЕ

    ПЕЙ-ЕШ-СОСИ-УЖИН-ВЕЧЕР-ОБЕД-ХРАНИ-ХЛЕБ-МУКА РУССКОЕ ПИТЬ=ЕСТЬ Ингуш.язык баа: биа, буъ, биаьб, баар,биар,буар| кушать |в классе «б»| Ингуш.язык…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments